Официальный сайт администрации переехал на INSTER39.RU


Euroregion / Еврорегион
Регламенты
Детские сады
Законодательство
ИТОГИ РАБОТЫ
Организации
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Советы депутатов
Учебные учреждения
Дела молодежные
Градостроительство
Блокнот
Лечебные учреждения
Муниципальный заказ
Туризм
Противодействие коррупции
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 2010
Экономика
Мун. имущество, земля -продажа
ТИК
ЖКХ
Газета
Культура и историческое наследие
Общественные организации


Галерея



Черняховск.SU


Сайт правительства Калининградской области

Портал государственных и муниципальных услуг Калининградской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации



Погода в Черняховске



Поиск по сайту:



Рассылки Subscribe.Ru
Лента RSS Chernyahovsk.SU "Черняховск.SU"


Новости

Черняховск.SU
27.01.2010
Чтобы не повторилось
Тамара Петровна Голик живет в Черняховске с 1956 года. Соседи говорят, что более доброго человека не найти на всем белом свете. Детвора влюблена в бабушку Тамару, у которой всегда есть конфеты и яблоки. И мало кто знает, что пережила она в своей жизни, какое испытание выпало на ее долю, когда была она в таком же возрасте, как ее любимцы-ребятишки. Быть может, одаривая детвору конфетами и фруктами, она вспоминает о своем далеком и голодном детстве, которое прошло на оккупированной фашистами территории, в Ленинградской области. Железное кольцо блокады замкнулось вокруг Ленинграда. Фашисты обстреливали город из дальнобойных орудий, массированными ударами авиации немцы за сутки уничтожили Бадаевские склады, запасов продовольствия в которых было на 10 лет. В течение одной ночи Ленинград остался без продовольствия.  Голод и холод, не было электричества, тепла, воды. Блокада с земли, воздуха и моря. Яростная борьба за жизнь продолжалась 900 дней. 125 граммов хлеба в день – такова норма, и больше ничего. Воду брали из Невы, топили снег. И теряли, теряли родных, близких, друзей. Дистрофия у взрослых и детей. Дорогу жизни, Ладогу обстреливали с самолетов, которые на бреющем полете расстреливали из пулеметов всех, кто находился на переправе. Ладога кому-то подарила жизнь, а кто-то там, на переправе, принял смерть…
Хлебнула Тамара Петровна лиха с малых лет, пережив страшную блокаду, о которой ей больно вспоминать даже на старости лет. Да разве забудешь такое?.. Навсегда осталось в памяти время борьбы за освобождение Ленинграда, время борьбы за право жить.
«Я родилась в 1931 году, в многодетной семье - была шестым ребенком у родителей. Мне еще год не исполнился, как умерла мама. Отец работал на Бадаевских складах в Ленинграде, а семья наша жила в поселке Морозовка, километрах в сорока от города на Неве. Присматривала за нашим «выводком» родная тетка. Старший брат Миша воевал на «финской», потом ушел на Великую Отечественную. А потом пришла похоронка - пропал без вести... Как-то собрались мы с поселковыми ребятишками за ягодами черемухи, а взрослые всполошились, плач стоит, разговоры громкие - война началась. Мы, дети, были настроены по-боевому, стали мечтать, как в палку гвоздь вобьем, пики сделаем, да немцам глаза выколем. Эх, дурачки… Что мы про фашистов знали-то?
Когда немцы обложили город, голод начался страшный. И мор. Бомбили нас постоянно. С весны лебеды насушим, лепешек наделаем, на буржуйку прилепим, нажарим и едим. Другим совсем невмоготу было, а нам отец свой паек привозил. В поле ходили картошку копать, и как только нас не поубивали там? Детей из Ленинграда вывозили по Дороге жизни через Ладогу, а отец нас не отдал, решил, коль умирать придется, так всем вместе. Он нас даже из дому не выпускал, откроет форточку, дескать, гуляйте, дышите воздухом. В Ленинград пытались провозить на машинах хлеб, немцы бомбили машины, они уходили под лед. А мы ходили с черпаками и пытались из воды выловить зерна. Ходили с девчонками в госпиталь, сворачивали стираные бинты. Однажды пошла с подружками за конфетами - вместо сахара выдавали. Идем, фантазируем, я говорю, вот, мол, если мина упадет, конфеты не бросим, отпрыгнем в сторону и все. А тут обстрел! Бежали  домой со всех ног, спрятались в подвал и за конфеты забыли. Брат потом спрашивает, где конфеты? Да на дороге остались, где им быть… Помню, пошли в лес, тоже под бомбежку угодили. Чужие совершенно женщины укрыли, хлебом накормили, а потом домой проводили. А дома переполох, нас ищут, думают, что уже и в живых нет. Хочу сказать, люди раньше добрей были, к чужой беде отзывчивей, помогали друг другу выжить.
В наш дом попала бомба, пришлось перебираться в землянку в лесу. Потом папа забрал нас в Ленинград, там мы все вместе и переживали беду. А когда бомбили Бадаевские склады, отца тяжело ранило. От ран он умер, тут-то и распалась наша большая семья.
Меня, как самую маленькую, отправили в детский дом. Поначалу было очень страшно, рядом - ни братьев, ни сестер нет, совсем одна. А потом нашла подруг, привыкла, обжилась. В детском доме хорошо было: кормили, одевали. За мальчиками присматривал воспитатель, а у нас, девочек, воспитателя не было. Но была замечательная заведующая, она жила тут же, в детском доме. Однажды ночью мы проснулись от ее криков, она одновременно и плакала, и смеялась, тормошила нас, целовала и кричала: «Дети, дети, вставайте! Наши блокаду прорвали! Мы выжили!» Меня отправили в Артек, там я отдохнула, поправилась, а после детского оздоровительного лагеря моя детдомовская жизнь закончилась. Начался новый этап, я стала учиться в ремесленном училище на швею, жила в общежитии. Потом по комсомольской путевке отправилась на Сахалин отрабатывать. Прожила на Сахалине шесть лет, там замуж вышла. А в Черняховск с мужем переехали по замене, он у меня военный был. Служили в Германии и потом снова в Черняховск вернулись. Детей вырастила, внуков и правнуков дождалась. Работала в воинской части на аэродроме, в районной больнице отработала 28 лет. Только год назад ушла на заслуженный отдых, глаза подвели - видеть стала плохо.
...Хотела ли я вернуться в Ленинград? Конечно, но только не было возможности. Я реалист, всегда знала, что возвращаться особо некуда: квартиры нет - дом разбомбили фашисты. А жизнь моя сложилась так, как сложилась. Но внучка живет в моем родном городе. В прошлом году я гостила у нее всю зиму, родилась крошка-правнучка. Жизнь продолжается, в моей семье и сегодня есть ленинградцы. Я всегда молю Господа, чтобы моим родным не привелось пережить того, что выпало на мою долю. Дай Бог, чтобы никогда не повторилось время, несущее смерть…»


Другие новости: