Официальный сайт администрации переехал на INSTER39.RU


Euroregion / Еврорегион
Регламенты
Детские сады
Законодательство
ИТОГИ РАБОТЫ
Организации
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Советы депутатов
Учебные учреждения
Дела молодежные
Градостроительство
Блокнот
Лечебные учреждения
Муниципальный заказ
Туризм
Противодействие коррупции
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 2010
Экономика
Мун. имущество, земля -продажа
ТИК
ЖКХ
Газета
Культура и историческое наследие
Общественные организации


Галерея

Черняховск.SU

Черняховск.SU


Сайт правительства Калининградской области

Портал государственных и муниципальных услуг Калининградской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации



Погода в Черняховске



Поиск по сайту:



Рассылки Subscribe.Ru
Лента RSS Chernyahovsk.SU "Черняховск.SU"


Новости

Черняховск.SU
22.02.2010
Есть такая профессия…
Говорят, что, когда человек становится старше, он все чаще начинает обращаться к своей памяти. И, анализируя этапы собственного жизненного пути, становится мудрее. Человек набирается опыта, и вещи, еще вчера казавшиеся ему непостижимыми, сегодня обретают свой смысл. Особенно если у человека насыщенная жизненная колея. Я не знаю, насколько часто обращается к своей памяти полковник запаса, кавалер ордена Красной Звезды Александр Анатольевич ДЫЧКОВ, но ему, поверьте, есть что вспомнить… Любой военный позавидует такой биографии. И  когда мы говорим о защитниках Отечества, то имеем в виду, прежде всего, именно таких людей…
Александр Дычков родился 29 июня 1950 года в г. Рогачеве Гомельской области. После окончания Уссурийского высшего военного автомобильного училища в 1970 году лейтенантом попал служить в Черняховск в воинскую часть 54229 (ракетная бригада. - Прим. авт). В Черняховске женился, родил сына.
В воинской части 54229 А. Дычков служил помощником начальника автомобильной службы, был специалистом по автомобилям МАЗ-537, МАЗ-543: ракетная бригада тогда переходила с гусеничной техники на колесную, а машины эти только поступили на вооружение Советской Армии. Тем не менее Министерство обороны СССР уже продавало их ближневосточному Ираку.
В 1972 году лейтенант А. Дычков через 10-е Управление Генерального штаба был откомандирован в качестве военного советника в Ирак.

ИРАК
1972-1973

- Александр Анатольевич, на чем добирались до Ближнего Востока?
- Сначала до Москвы на поезде. А оттуда по гражданке самолетом в Багдад. Вместе со мной еще три военных советника. Моя легенда - инженер по сельскохозяйственной технике. На самом деле обучал иракских офицеров эксплуатировать нашу автомобильную технику.
Вместе с нами в гостинице жили американские военные специалисты. Знали о нас все -  никакие легенды не спасали. Общались с ними очень хорошо, иногда даже поддавали.
- Не боялись попасть под неусыпное око КГБ?
- Нет, мы же говорили о том, что было известно всем. Каждую неделю отмечались в посольстве: рапорт и т. д.
- Что вам запомнилось из периода пребывания в Ираке?
- Рыбалка. Привезли нас на озеро: камыши кругом, змеи водяные и прочая гадость. Намотал я на палку толстую леску, якорь и забросил. Через некоторое время что-то клюнуло. Тяну, и вдруг из воды появляется здоровенная голова с гофрированной шеей. Прямо чудовище доисторическое! Всплывает - и на меня! Я палку бросил - и бежать. Оборачиваюсь, гляжу, а это - болотная черепаха. Здоровая, зараза! И запах противный.

ИРАН
1973-1974

- После Ирака, насколько мне известно, вы отправились в Иран.
- Так точно.  Жил в 30-этажном отеле в центре Тегерана. Через каждые десять этажей - бассейн. После жары окунуться в него одно удовольствие. Этот отель с разных сторон опоясывали улицы Рузвельта, Сталина и Черчилля. А название свое они получили в честь памятной встречи глав антифашистской коалиции в 1943 году.
…В Иране в денежном обращении ходили туманы (условная единица, которая применялась только при банковских расчетах и составляла 10 риалов), риалы (типа нашего рубля) и динары (как копейки). Была у нас такая поговорка: “На риалы жизнь туманная, на туманы - реальная”.
- Получается, что вы застали последнего иранского шаха Мохаммеда Реза Пехлеви?
- Да, это последний иранский монарх. После него Иран превратился в строгое исламское государство. Пехлеви тяготел к западной цивилизации, пытался снять с женщин паранджу, в эпоху его правления в стране было открыто много публичных мест - ресторанов, кафе, кинотеатров, публичных домов в богатых кварталах.
Мне удалось побывать на организованном на городском стадионе Тегерана празднике по случаю дня рождения шаха. Я оказался в числе VIP-персон, приглашенных на торжество. Шах, в прошлом военный летчик, самостоятельно приземлился на вертолете на футбольное поле стадиона. Вышел из кабины под овации присутствующих, а вместе с ним - красавица-шахиня и наследник - пацан в военной форме, с орденами и шашкой. А потом были спортивный праздник и банкет. Пили все: виски, водку, пиво. Но под столом, естественно, никто не валялся.
- Насколько сильным было американское присутствие в Иране?
- В Иране было больше влияния США, Ирак тяготел к СССР. Американцы строили в Иране вертолетный завод, собирали артиллерийские системы. Иранцы летали на “Фантомах”, а военная авиация Ирака состояла из МИГов.
Но за городом в учебном центре мы работали рядом с американцами. Так что на перерыве можно было сходить в гости к “товарищу” Джону или Биллу.
- Что-то привезли домой на память?
- Покупали для жен золотые украшения, они стоили там сущие копейки, а золото было самой высокой пробы.

СИРИЯ
1975

- Вам не пришлось поучаствовать в битве за Голанские высоты?
- Нет, но когда Израиль «обрабатывал» Сирию, там бились наши ПВОшники. С некоторыми из них я общался.
…У сирийцев в горах были выдолблены пещеры, в которых находились ракетные установки на наших МАЗах. Их водители имели чин не ниже лейтенанта. Вспоминаю, как молоденький сирийский лейтенант, загоняя автомобиль в пещеру, не рассчитал расстояние и разбил пусковой стол, к которому крепятся ракета и пламегасители. Напрочь снес рулевые машинки, регулирующие азимут ракетной установки. Прибегает к нам и кричит: “Я разбил машину, меня расстреляют”. И это было действительно так. Ну что делать, надо выручать. Нашли кран, разобрали установку, и по ночам ремонтировали.
- Как благодарил?
- По-нашему, по-русски, он ведь, можно сказать, второй раз на свет родился.

ГЕРМАНИЯ
1976-1979

- После командировок на Ближний Восток я на некоторое время вернулся в Черняховск, а потом попал в Германскую Демократическую Республику. Командовал отдельным автомобильным батальоном.
- Где проходили службу?
- В Рослау.
…Не понравилась мне солдатская столовая. Убогая она была, одним словом. А мне захотелось, чтобы солдаты не по десять человек сидели за столом, а по четыре. Чтобы у каждого солдатика была фаянсовая посуда, вилки, ложки, на стенах - картины, и сцена соответствующим образом оформлена - дни рождения бойцов по-человечески отмечать. А что у меня было? Солдаты и техники море. Снял я роту с боевой и политической подготовки, стер столовую бульдозером с лица земли, заложил фундамент, при помощи строителей-немцев наши солдаты начали работать. Параллельно снес старую баню, начав возводить новую. Когда в штабе узнали об этом, я получил “неполное служебное соответствие”. Но строительство за полгода все же закончил.
А когда командующий Группой советских войск в Германии узнал об этом, он мне сказал: “Да тебя, капитан, к ордену представлять надо”. Подарил наручные часы. И поехал я учиться в Ленинградскую академию тыла и транспорта по специальности “Командно-штабная и оперативно-тактическая деятельность”.

АФГАНИСТАН
1982-1984

- После академии вы попали…
- В Среднеазиатский военный округ, в г. Алма-Ата, на должность начальника штаба фронтовой бригады материально-технического обеспечения. А через полгода уехал менять командира бригады в Демократическую Республику Афганистан. Бригада дислоцировалась в Пули-Хумри, провинция Баглан. Я - подполковник, а у меня шесть замов-полковников.
…Воспоминания, конечно, не самые светлые. В течение двух лет в сутки я спал два-три часа. Мы принимали и отправляли автомобильные колонны. А колонна - это практически беззащитные люди. Тридцать машин, один офицер, дай Бог, чтобы прапорщик. Остальное: боец в бронежилете с автоматом и здоровенный КамАЗ, груженный горючим, боеприпасами или продовольствием. Выбивали эти колонны душманы очень сильно. Как только поступает тревожный сигнал на центральный диспетчерский пункт и все данные сходятся, комбриг принимает решение: куда отправить вертолеты, куда танковую поддержку.
- И сколько вы потеряли людей?
- Много…
Скажу о том, из-за чего раньше могли возникнуть большие проблемы. Лично я из Афганистана ежедневно в течение двух лет отправлял 30 цинковых гробов в Союз. Каждый день мы транспортировали “груз 200” в Кабул. А оттуда на “черном тюльпане”, как поет Александр Розенбаум, - домой. А бывало так, что самолет не долетал до границы: духи его сбивали. И тогда солдаты погибали как бы во второй раз…
- А с колоннами ходили?
- С колоннами ходили все мои заместители и я, разумеется, в том числе. Попадал в такие переделки, что думал, не выживу.
- И врукопашную?
- И врукопашную, и роту в атаку поднимал, и в пещере сидел сутками, и в себя стрелял…
- Припомните что-нибудь…
- Сопровождал я раз колонну с горючим. А духи нас уже ждали, приготовились - фугасы заложили. Потом взорвали, как водится, первый и последний “КамАЗы”. Мы стали. Команда “К бою!”. Все - под колеса, отстреливаемся. А внизу лощина. Горючее стекает в нее, горит, пламя становится все больше и больше. Выбор невелик: либо сгорим, либо духи нас расстреляют. Дело - дрянь. Патроны заканчиваются, а у духов, что в “зеленке” засели метрах в двадцати от нас, патронов хоть отбавляй. Командую: “Примкнуть штыки!”, «В атаку! За Родину! Ура!”. Оказалось, что в “зеленке” врагов не так уж и много. Положили мы их, а еще двух пленных взяли. Так один из них оказался американским инструктором в звании полковника. По-русски говорил прекрасно, так и сказал: “Не на какие вопросы отвечать не буду, я иностранный поданный, требую представителя высшего командования”. Приложили мы ему немного и отправили в разведотдел армии.
- Что чувствует человек, когда идет врукопашную?
- Вся твоя жизнь промелькнет за секунду. Главное - выжить. Добежать до “зеленки”, а там уж - как Бог решит.
…Бесстрашных не бывает. Это сказки, что Александр Матросов от смелости и беззаветной преданности закрыл грудью амбразуру дзота. Я в это не верю ни на йоту. У солдата есть направление наступления - пять-семь метров. Он не может уйти ни вправо, ни влево от этого направления. И вдруг на его пути появляется дзот. Если бы Матросов его обошел, то известно, кем бы он стал - врагом народа. За боевыми частями нередко шли войска НКВД, расстреливая своих же отступавших. Деваться Матросову было некуда. И он за считанные доли секунды осознал перспективу и принял решение, сохранив жизнь и репутацию своих родных и близких.
…А вот еще случай. Стоял наш батальон за Кабулом. У проселочной дороги. За дорогой - кишлак, от батальона тысяча метров. Как вечер, начинают духи стрелять. Гибнут наши солдаты в палатках. Я дал команду копать землянки. А из земли полезли фаланги, скорпионы и прочая гадость. Кусают бойцов. Хрен редьки не слаще, как говорится.
Днем, знаете, никто не стреляет, все мужчины - крестьяне, дехкане, работают на земле. А ночью превращаются в бандитов. Вдруг комбат мне говорит: “Александр Анатольевич, у меня есть хороший замполит Виктор Коробков, он решил с местным муллой побеседовать”. “Да пусть беседует” - отвечаю. Поговорил, значит Коробков с муллой, а тот за наш покой выставил следующие условия: два “КамАЗа” риса, “КамАЗ” гречки и три бензовоза керосина. Отдали мы требуемое, и стрельба враз прекратилась. Сбросили мы пустую машину в пропасть, списав продовольствие и топливо на боевые потери. Зато солдаты живыми остались.
- Что вы привезли из Афганистана?
- Несколько правительственных наград. (А кроме этого 19 ранений - прим. авт.)
- Как вы относитесь к той войне сегодня?
- Родину надо было защищать. Если можно было начать жизнь по-новому, я выбрал бы ту же судьбу. И вновь стал офицером. Один должен хлеб выращивать, другой сталь варить, а третий Родину защищать. Есть такая профессия…


Другие новости: