Официальный сайт администрации переехал на INSTER39.RU


Euroregion / Еврорегион
Регламенты
Детские сады
Законодательство
ИТОГИ РАБОТЫ
Организации
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Советы депутатов
Учебные учреждения
Дела молодежные
Градостроительство
Блокнот
Лечебные учреждения
Муниципальный заказ
Туризм
Противодействие коррупции
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 2010
Экономика
Мун. имущество, земля -продажа
ТИК
ЖКХ
Газета
Культура и историческое наследие
Общественные организации


Галерея



Черняховск.SU


Сайт правительства Калининградской области

Портал государственных и муниципальных услуг Калининградской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации



Погода в Черняховске



Поиск по сайту:



Рассылки Subscribe.Ru
Лента RSS Chernyahovsk.SU "Черняховск.SU"


Новости

Черняховск.SU
03.03.2010
Мы вели машины, объезжая мины...
Многое, очень многое стерла услужливая память, чтобы не бередить старое сердце солдата. Солдата-победителя, ветерана Второй мировой, которому выпала судьба от первого до последнего ее дня крутить баранку автомобиля по путям-дорожкам фронтовым, видеть смерть, выжить и жить дальше. Евгений Сергеевич Маскаев в своем стихотворении «Бессмертие» так и написал: «...А матери сомнения таят, как будто погибают не навечно. Мечту о возвращении хранят, готовы ждать и ждать их бесконечно. Не верят похоронкам и словам. И правильно! Коль можете - не верьте! Живой свидетель, я не верю сам, ведь все они ушли тогда в Бессмертие».
…В октябре 1939 года Женьку провожали в армию. Всю дорогу от Джамбула до Комсомольска-на-Амуре он с такими же ребятами, как сам, пел песни, глядя из широко открытого товарного вагона на красоты природы. 21 декабря он принимал присягу, клялся быть верным Родине и народу. После присяги его закрепили за автомашиной «ЗИЛ-5» - водительские права он получил еще до призыва в армию. До дембеля оставалось всего полгода. Он планировал вернуться домой и учиться на механика, уже и учебники из Ленинграда почтой пришли. Но… «...Мы разлетелись, как лучи, иль растекались ручейками, а вот обратные пути совсем иными в жизни стали». Началась Великая Отечественная война… Евгений Сергеевич вспоминает:
«В начале июня 1941 года погода стояла теплая, ласковая. В воскресные дни в клубе полка нам всегда демонстрировали фильмы. Так было и в этот раз. После окончания сеанса мы вернулись в казарму, а там красноармейцы о чем-то громко говорят, кому-то угрожают. А потом все выслушали сообщение Молотова о том, что на нашу страну напала Германия, нарушив пакт о дружбе и ненападении. Наш полк построили на плацу, с речью выступил генерал-майор. Он напутствовал нас, молодых ребят, на борьбу с оккупантами. Нас погрузили в вагоны и отправили в Спасск Дальний. В кабину моего ЗИСа сел офицер, сообщивший мне, что я буду возить боеприпасы.
Попал я на Карельский фронт. Кругом одни болота, нужно было мостить настилы из бревен, чтобы проехать. Когда слышали гул самолетов, прятали технику в зарослях. Так день за днем я возил боеприпасы прямо к батареям, выгружал, забирал раненых бойцов, вез в госпиталь, снова загружал боеприпасы… Иногда удавалось вздремнуть в кабине, положив голову на баранку. Машины часто ломались, особенно после обстрелов мессерами - то колесо прострелят, то радиатор потечет.  Как-то набралось десяток таких машин, и нам дали разнарядку капитально их отремонтировать. И мы двинули в столицу нашей Родины. Военпред завода поставил нас на учет, закрепил на капитальный ремонт технику и сказал: «Вы - резерв ставки Сталина». Помню, там я услышал, что неподалеку от Воронежа прорвались два немецких танка, которые вели беспорядочную стрельбу. А наши «доблестные» красноармейцы без всякого приказа отступили. Чуть позже нам зачитали приказ Сталина о «Смерше» и борьбе с хищениями. На территории автороты за воровство были расстреляны старшина и старший сержант химроты.
Сколько ж пришлось мотаться по Карелии! По бездорожью, под обстрелом юнкерсов... Но всему приходит конец, пришел конец и войне в Карелии. Финляндия заключила договор с Москвой, а Карельский фронт был передан 3-му Украинскому фронту, куда нас и перевели. Мне дали отпуск, и я съездил к маме в Джамбул.
И снова дорога. На этот раз она вела в Румынию, наша авторота стала автобатальоном 20-й механизированной дивизии - для подвоза боеприпасов. Однажды во время наступления меня послали в штаб дивизии. По подтаявшему снегу прямо по полю ехал выполнять задание. И вдруг навалилась такая усталость, такое изнеможение, какого я не чувствовал никогда в жизни. Хотелось остановиться, лечь прямо в этот раскисший снег, в черную грязь и уснуть. А проснуться дома, и чтобы в миг пробуждения рядом была мама с ее теплыми ладонями на моем лбу, с улыбкой, и чтобы стояла мирная тишина... Только вместо тишины раздались выстрелы, мою машину обстреляли фашисты. Я рванул, выжимая из своей «коняги» все, на что она была способна. Капитану, сидевшему со мной рядом оторвало руку. Кто-то помог мне выбраться из машины, отер кровь с лица. Оказалось, что по машине стреляли и фашисты, и свои, русские. Я получил контузию, которая всю жизнь напоминает о себе головными болями.
Воевал в Венгрии, Австрии. Помню, нужно было передать пакет командиру танковой колонны. Документ гласил, что один из городов Австрии взят союзниками, наши танки должны были вернуться на исходные позиции. Пока лейтенант ходил с пакетом, ко мне подошла рыжеволосая тоненькая девчонка и заговорила на чистом русском языке. Сказала, что она русская, была угнана на работы в Германию. Работала на заводе, выпускающем боеприпасы. Теперь союзники освободили. Попросила ее подвезти. Мы дали ей денег, научили, как вести себя с «особистами», чтобы не схлопотать десять лет Колымы. Эта золотоволосая девочка была как предвестница долгожданной Победы. До сих пор помню ее: тоненькая, хрупкая, в пушистом облачке рыжих волос на фоне заснеженных гор. Так и было - австрийские Альпы в снегу, солнце, цветы у подножия гор и зеленоглазая русалочка, говорящая на русском языке. И Победа, такая долгожданная Победа! Ее я встретил в городе Линце.
После Победы мне пришлось повоевать с власовцами. Еще год служил в Румынии. И наконец, 26 апреля 1946 года я, Евгений Маскаев, шофер 742-го отдельного автобатальона, ехал домой в Казахстан.
...Жизнь пролетела как один миг. И всего в ней было много. Много радости, много печали. Осенью мне исполнился 91 год. Но «Кто придумал судить о возрасте по числу промелькнувших лет? Ну, а если ты полон бодрости, если любишь ты целый свет? Если мир твой рисован красками, где отсутствует черный цвет, если ты не скудеешь ласками и мечтателен, как поэт?..»
Евгений Сергеевич Маскаев награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Жукова, медалями «За Победу над Германией», «За оборону Советского Заполярья», другими правительственным наградами.


Другие новости: