Официальный сайт администрации переехал на INSTER39.RU


Euroregion / Еврорегион
Регламенты
Детские сады
Законодательство
ИТОГИ РАБОТЫ
Организации
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Советы депутатов
Учебные учреждения
Дела молодежные
Градостроительство
Блокнот
Лечебные учреждения
Муниципальный заказ
Туризм
Противодействие коррупции
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 2010
Экономика
Мун. имущество, земля -продажа
ТИК
ЖКХ
Газета
Культура и историческое наследие
Общественные организации


Галерея

Черняховск.SU

Черняховск.SU


Сайт правительства Калининградской области

Портал государственных и муниципальных услуг Калининградской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации



Погода в Черняховске



Поиск по сайту:



Рассылки Subscribe.Ru
Лента RSS Chernyahovsk.SU "Черняховск.SU"


Новости

Черняховск.SU
06.04.2010
«Горит, горит село родное...»
Ольге Михайловне Клименко 5 апреля исполнилось 80 лет. Родилась она в соловьином краю. Помнит, как в ее детстве мама пекла «жаворонков», и она, Ольгуня, повязывала на фигурку птички красную ленточку, бежала с девчонками за околицу, где выспрашивала у весны: «Весна-красна, на чем пришла: на кнутике, на хомутике, на сохе, на бороне, на дедовой бороде?..» И прилетали птицы, приносили на золотых от солнца крылышках песню, зеленела трава и сияла куполами церковь. В это время белили хаты, убирали во дворах, и стояла такая красота, как будто монашки, живущие неподалеку в монастыре, вымолили у Бога кусочек рая. И Он осенил своей благодатью все окрест…
«Приехала я в Черняховский район из Курской области, села Нижнегурово. У нас там село Верхнегурово и Нижнегурово, большие села были, красивые. А потом... С пекла я приехала, с ада. Во время войны фашист-супостат все сжег дотла, горели небо и земля, бомбы на голову сыпались. Бывало, в колодце прячемся, уши заткнем, чтобы не слышать, когда смерть наша прилетит. Я до сих пор самолетов боюсь…

Мы в оккупации были, считай, вся моя родня погибла. Мама от голода померла, меня спасая. Нас немец в Германию гнал, до узловой станции далеко. Мороз, а мы раздетые, в лаптях, мокрые, голодные».

Ольга Михайловна вытирает глаза уголком платка, умолкает, стараясь унять расходившееся сердце, и продолжает:
«Бой начался, казалось, небо и земля местами поменялись. Фашисты нас в овраг загнали, мы в кучку сбились, а немец из автомата обстрелял. Даже дети не плакали, как будто гибель чувствовали.

Трое суток в том овраге смерти ждали. Потом фашисты отступили, а мы в село километров за двадцать пошли, от голода шатались. А село наше сожгли... Раньше песня была, я ее всю помнила, сейчас, уж, память не та: «Горит, горит село родное, горит вся Родина моя». А Нижнегурово большое было: школа, роддом, больница, клуб, сельпо, сахарный завод, церковь. Наша церковь - красавица, белая, высокая, купола горят на солнце. А к ней четыре дороги ведут. Церковь устояла, в ней немцы склад устроили, а иконы, всю утварь церковную увезли, и руки у них не отсохли.

...Дядя землянку выкопал, печку соорудил, там и жили. Оттого и в Восточную Пруссию тронулись, потому что ни кола, ни двора не осталось.
Приехали сюда по переселению 30 мая 1947 года. Ночью на машине нас привезли в Загорский сельский совет. Дядя, его жена, двое их сыновей и я. На семью дали четыре овцы, дойную корову, 1200 рублей подъемных.

Дома там стояли хорошие, двухэтажные, а дядя отчего-то выбрал старый, крытый соломой... Работали в колхозе, денег не платили, трудились за «палочки», а в выходной день разбирали завалы. В 1947 году голод был, повесим сумку на шею, ходим, колоски собираем. Жить-то хочется. Там прожила до 1949 года. Много наших земляков приехало, но многие обратно уехали. А мне ехать некуда, никого и ничего на родине не осталось.

Как-то в колхоз приехал военный, говорит, нужна няня с проживанием в семью в Черняховске. На общем собрании колхозники единогласно проголосовали за меня. Так я попала в Черняховск. Работала няней у Гавиных, смотрела за мальчиком Леней. Правда, недолго в няньках прослужила. Приехала мать хозяйки, а я как раз выходной попросила - в деревню свою сходить к дяде.

Пришла обратно, ноги распухшие - босиком по песку да камням, по дороге шла, лесом. Мне и говорят, дескать, мать приехала, будет с внуком, ты нам не нужна. Обедать не оставили и даже не расплатились.

Пристроили меня соседи в домработницы к майору Соколову, его семья жила на Калинина, в особняке, где сейчас банк находится. Потом майора перевели на Дальний Восток, и началась моя первая работа. Устроилась уборщицей в Дом культуры железнодорожников. Что делать, образования нет, сама себе кусок хлеба зарабатывала. Кто бы меня учил?..

Потом работала в Доме офицеров, в горкоме партии. Когда сняли карточную систему, можно было что-то продать. Здесь ведь тоже деревни были не бедные, такие сады! Яблок, вишен нарву, корзины на коромысло повешу и на плечах несу в город. Продам, уже что-то купить можно, легче стало. Жаль, потом выкорчевали все тракторами. Доярки наши плакали, не давали, да никто их не слушал.

А в 1950 году вышла замуж, супруг - с Украины, здесь службу проходил. Родились две дочки Жанна и Люда. Вырастила я дочерей и двух внуков. Жизнь нелегкая мне досталась. Работала, а как свободная минутка выпадет, на дачу бегу. У меня кусок землицы был, там дачка, а рядом вишня росла, ветки наклонила, дачку обняла, белым цветом цветет... Участок разделила на две части, с одной стороны садик посадила, деревья фруктовые, ягодные кусты, а с другой - огород, грядки. Каждую канавку цветами засадила. Все цветы люблю, но почему-то чайные розы больше всего. Цвели мои цветочки с ранней весны до поздней осени. Рай, да и только, на то она и земля, чтобы на ней трудиться. Я когда на операцию попала, пришлось продать участок, ой, плакала. Так жалко было земельку, а сил-то нет, не смогла бы содержать.

...Так я и не побывала в родных краях. Муж, Царствие Небесное, все говорил: «Свожу я тебя, Оленька, в твое родное село». И не выполнил обещания - помер. Как-то не пришлось навестить мои края, думаю: «Куда ехать, где остановиться?.. Ведь никого не осталось». А как же хочется увидеть свое Нижнегурово...»
Не добраться Ольге Михайловне до малой родины - здоровье подводит. Но каждую весну, стоит зазвенеть за окном птичьей песней апрелю, накрывает она стол в честь своего дня рождения и в память о маме, о тех испеченных в детстве «жаворонках». И звучит в сердце незатейливая детская песня: «Весна-красна, на чем пришла?..» И снова наступил апрель, восьмидесятый в жизни бабушки Ольги.

Мы от души поздравляем великую труженицу с днем рождения! Желаем ей здоровья, а во сне пусть она увидит свое село, золотые купола церкви, белую, как  сахар, хату, завалинку и полянку, поросшую муравой и одуванчиками...


Другие новости: