Официальный сайт администрации переехал на INSTER39.RU


Euroregion / Еврорегион
Регламенты
Детские сады
Законодательство
ИТОГИ РАБОТЫ
Организации
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Советы депутатов
Учебные учреждения
Дела молодежные
Градостроительство
Блокнот
Лечебные учреждения
Муниципальный заказ
Туризм
Противодействие коррупции
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 2010
Экономика
Мун. имущество, земля -продажа
ТИК
ЖКХ
Газета
Культура и историческое наследие
Общественные организации


Галерея

Черняховск.SU

Черняховск.SU


Сайт правительства Калининградской области

Портал государственных и муниципальных услуг Калининградской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации



Погода в Черняховске



Поиск по сайту:



Рассылки Subscribe.Ru
Лента RSS Chernyahovsk.SU "Черняховск.SU"


Новости

Черняховск.SU
06.05.2010
Не забыть
Николай Лаврентьевич Курлюта - член общественной организации инвалидов по зрению. Совсем недавно, накануне великого праздника Дня Победы, он поделился с нами воспоминаниями о своих детских годах, выпавших на страшные годы войны.
«Я родился в 1935 году в деревне Антоновка Новогруцкого района Гродненской области.  В Антоновке после моего рождения семья прожила еще три года. А потом отец получил землю на хуторе и построил дом, мы всей большой семьей перебрались на новое место жительства. Землю выделили плохую, невозможно было пахать - горки, глина, но отец с матерью очень старались, чтобы мы жили в достатке. Были у нас корова, лошадь, крепкое хозяйство держали, работали от зари до зари. На хуторе и войну встретили. Фашисты оккупировали Белоруссию, и мы оказались в самом начале войны под гнетом захватчиков.
Скоро отцу прислали повестку, чтобы он явился на сборы для отправки на работы в Германию. Помню, мы на телеге всей большой семьей поехали в район, мама плакала, мы «подпевали» мал-мала меньше. Отца признали годным  для работы на «великого фюрера», оставили в районе, а нам приказали возвращаться домой. Враз осиротевшие, вернулись мы в родную хату. Потом узнали, что отца отправили в Эстонию. Год там пробыл, и его отправили в отпуск, наказав привезти «шнапс и сало». Помню, как он приехал и привез мне губную гармошку, я страшно обрадовался, все сидел на печке и «пиликал». А возвращаться на работу отец не стал, решил пересидеть на хуторе, дома и стены помогают, только не подумал, что может быть еще хуже. Немцы приехали, скрутили, бросили в машину и отправили в Германию. Потом нам земляк написал, что отец умер.
...Сильно фашисты лютовали в Белоруссии. Наш край славился партизанами, жители помогали им, чем могли, вот немцы и карали. Помню, лето, жарко, рожь колосится. Я вышел в поле, вижу: на соседнем хуторе дом горит. Хозяин ушел в партизаны, а немцы дом сожгли. А жена его ползет во ржи и плачет. Горел дом и возле леса - за связь с партизанами фашисты сожгли его вместе с семьей  «пособника».
Вдоль нашего леса петляла дорога. Партизаны как-то обстреляли колонну фашистов, а те в отместку сожгли все дома. Люди с ужасом рассказывали, что за деревней, в километрах трех, немцы казнили евреев. Несколько дней земля «дышала» - людей зарыли заживо.
Белорусские деревни немцы стирали с лица земли. Сколько крови пролито, сколько народу погибло! Плач, крик людей, которых сгоняли в сараи и поджигали, стоит у меня до сих пор в ушах… Такого не забыть. Возрастом я мал был, но память отчетливо возвращает меня к тем ужасным мгновениям.
Немцы заходили и в нашу хату, мать отдавала им продукты, откупалась чем могла, чтобы нас не трогали. Потом снова в нашу хату пришла беда. Мой младший братик был в деревне и заболел тифом, заразил всех. Потом умерла сестренка, похоронили мы ее. А когда начиналась перестрелка, мы прятались в погреб. Затаимся и сидим, ждем тишины. Страшно было: вдруг снаряд в хату попадет - там, в погребе, и похоронит.
Видел строй наших солдатиков, они отступали. Измученные, раненые, усталые шли на восток…
В деревне жил предатель, фамилию его запомнил - Поличейко, а имени не помню. Он предавал активистов - людей, кто вел агитацию, семьи партизан, комсомольцев. Сам расстрелял девушку только за то, что она была комсомолкой. Она убегала, но запуталась в траве, и Поличейко убил ее выстрелом в упор. Активистов расстреляли и родным даже не дали похоронить. Зарыли в яму и чем-то полили, чтобы тела быстрее разлагались. Злодей был, каких мало на земле, все выслуживался, холуй, перед фашистами. А наши селяне прокляли его и весь его род.
Потом наши пошли в наступление. Сильные, уверенные в Победе. И немцы драпанули. Боев за деревню не было, мелкие перестрелки - и все. Помню, как солдат угостил меня куском сахара, я в первый раз за всю войну попробовал сладкое. Помню этот серый кусок, пропахший табаком...
Когда немцев из деревни погнали, жизнь не сразу наладилась. Колхоза не было до войны, он организовался где-то в пятидесятых годах. Так что мы жили своим трудом: держали огород, хозяйство. Трудно, но выживали, знали одно: будущее будет светлым, все самое страшное уже позади. Трудно поднимались наши деревни и села, ведь от многих населенных пунктов остались одни печные трубы.
В 1954 году я призвался в армию, служил на Урале в танковом полку, потом перевели в Грузию. Мы пели грузинские песни во взводе, дружно жили. Что сейчас с людьми стало, откуда ненависть, злость - неужели перестали ценить мир? Думаю, тот, кто пережил войну, никогда не развяжет ее снова.
Вернулся домой в 1957 году, поработал в колхозе и уехал в город. Работал в сельхозтехникуме. В 1966 году заочно окончил Минский сельскохозяйственный институт и приехал в Черняховск. Работал на межрайбазе «Сельхозтехника», на нефтебазе. В 1995 году вышел на пенсию.
…Жизнь прошла, а воспоминания детства о войне ничем не стереть и не забыть».


Другие новости: