Официальный сайт администрации переехал на INSTER39.RU


Euroregion / Еврорегион
Регламенты
Детские сады
Законодательство
ИТОГИ РАБОТЫ
Организации
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Советы депутатов
Учебные учреждения
Дела молодежные
Градостроительство
Блокнот
Лечебные учреждения
Муниципальный заказ
Туризм
Противодействие коррупции
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 2010
Экономика
Мун. имущество, земля -продажа
ТИК
ЖКХ
Газета
Культура и историческое наследие
Общественные организации


Галерея

Черняховск.SU

Памятник И.Д.Черняховскому
Черняховск.SU


Сайт правительства Калининградской области

Портал государственных и муниципальных услуг Калининградской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации



Погода в Черняховске



Поиск по сайту:



Рассылки Subscribe.Ru
Лента RSS Chernyahovsk.SU "Черняховск.SU"


Новости

Черняховск.SU
17.06.2010
Счастье легким не бывает
К своему пятнадцатилетию, к 10 мая 1945-го, Любаша получила самый дорогой подарок в своей жизни: накануне, 9 мая, в белорусскую деревеньку пришла счастливая весточка - Победа. Вот и попробуй забудь о войне, о детстве, которое должно быть светлым, а получилось - чернее некуда.
Родилась Любаша в многодетной семье: мать, отец, старенький дед да двенадцать детей. Два брата и десять сестер подрастали в хате, вокруг которой раскинулся старый яблоневый сад. Трудно, но счастливо жила большая семья. Счастье ведь никогда легким не бывает - его надо заработать, заслужить. Трудились родители от зари до зари, глядя на отца с матерью, работали и старшие дети. Дом не был полной чашей, но и за хлебом по людям не ходили. Молоко, сметана, яйца, картофель - все свое, не покупное. В поле жито колосится, соперничает золотом с солнышком, убегает полоска за горизонт. Жить и жить бы на свете, да только война иначе распорядилась.
Два брата Любови Антоновны Семеновой погибли. Иван воевал в отряде Ковпака, не вернулся с Великой Отечественной войны, Николай погиб на Даманском. Отец в первые дни войны ушел на фронт, а поселок Глудское, где жила семья, оккупировали немцы. Старшую сестру Анюту при облавах прятали, зарывали глубоко в сено, чтобы фашист штыком не проткнул, не нашел, в Германию не угнал. Остальные, мал мала меньше, залезали к деду на печь и ревели со страху так, что и немцы не выдерживали - пятились из хаты.
Мать держала связь с партизанами. Посылала по соседним деревням Любу с сестрами узнать обстановку, потом зашивала ей в подол записку  со сведениями и отправляла в лес. Так, рискуя собственными дочками, матери удалось предупредить партизан и спасти от смерти много людей в деревне Караватичи. Немцы согнали на околицу полсотни жителей, заставили выкопать яму и закопали их живьем по самую шею. Предупрежденные о карательной акции партизаны подоспели на выручку. Сорок четыре человека были спасены от мучительной смерти, а шестеро погибли, не вынеся страданий.
Любовь Антоновна, утирая катящиеся слезы, вспоминает: «А вот об Андреевке мы не успели предупредить наших. За деревней на болоте был сарай. Немцы согнали в него сорок человек и сожгли. И нашу семья приходили расстреливать, Бог нас уберег. И мы спаслись, и соседку спасли. У нее всю семью расстреляли, а она к нам прибежала. Помню, пришел полицай, говорит маме, мол, собирай семью на расстрел. А потом на печь глянул: кто там сидит? Дедушка тихонько поднимается, говорит, куда я пойду, тут уж и стреляйте, ноги не ходят... Полицай глянул, а дед - его земляк, с одной деревни оба. Спрашивает, ты что тут делаешь? На печи у сына живу... Полицай глаза опустил: «Отставить. Живите еще...»
Любовь Антоновна, вспомнив о полицае, тут же оправдывается: «Люди у нас хорошие были, друг другу помогали, друг друга спасали. Взять хоть нашу соседку. Прибежала к нам, плачет. А сестру Анюту мы уже спрятали. Моя мама велела соседке платье скидывать, Анютино на нее надела, а ее за сундук кинула. Тут и немцы на пороге. Это кто? А мама говорит: «Дочка моя старшая».
Вспоминает, как с сестричками вязала перчатки «с двумя пальчиками», теплые носки, собирала еду. Мама грузила все добро на телегу, бережно укладывала хлеб, забрасывала хворостом и везла партизанам.
И снова рассказ о том, как зверствовали полицаи, фашистские наймиты: «В соседней деревне полицай был - ох зверюга. Своих же односельчан на смерть обрекал. А сын его воевал в нашей армии, был летчиком. Потом, когда немцев погнали, полицай вместе с ними ушел. Сын домой с Победой вернулся. А скоро его забрали - люди говорили, расстреляли за отца...»
Моя рассказчица на мгновение умолкает, слишком уж тяжкие воспоминания. И продолжает: «В 47-м был голод. Собирали кору с деревьев, кто был побогаче, давали нам отруби, очистки картофельные. Мама из всего добра лепешек напечет. Мы на болоте щавеля насобираем, на воде сварим и с лепешками едим. Ой, как тот голодный год сказался на моем здоровье... И печень больная, и желудок, и операций не счесть. Отец наш с войны вернулся больной, калека, весь иссеченный металлом, зато живой. Радость была, счастье - кормилец наш вернулся. А какой с него кормилец? Бывало, просит: «Любонька, глянь-ко, что у меня на спине. Так больно, так плохо...» Возьму «цыганскую» иголку и выковыриваю осколочки. Устроился он конюхом в колхоз - не мог сидеть дома, привык к труду с малолетства. Хороший он был, добрый и работящий. Осенью яблоки в телегу загрузит, отвезет в город, а назад с гостинцами. Туфельки нам купит, платья».
Все плохое когда-нибудь заканчивается. Стала потихоньку жизнь налаживаться, в мирное русло вошла, с каждым годом все легче и легче становилось. Любаша школу окончила, курсы медсестер. Работать пошла в колхоз, бегала по деревням знакомыми тропками, как в детстве, когда мама посылала собирать сведения для партизан. Только на этот раз Любава разносила селянам таблетки, лечила от малярии. Однажды собралась и уехала к сестре в Брестскую область, а скоро и замуж выскочила. Вместе с мужем по комсомольскому призыву уехала в Красноярский край.
Смеется моя собеседница, вспоминая комсомольскую юность: «Везли нас на тракторе, с горки на горку, прицеп того и гляди завалится. Страху натерпелись! Привезли в тайгу: горы до небес вдалеке, густой лес и река. Жили мы двумя семьями в одной комнате в бараке. Мужики лес сплавляли, а женщинам и работы нет. Потом в Красноярск перебрались от такой жизни подальше, нас никто и не хватился. А чего искать, зарплату мы не видели - не платили мужикам ничего. Я работать пошла на железную дорогу. Дочка родилась. Потом мой муж задурил - к рюмке пристрастился. Дай, думаю, на родину уеду. А уехала в Брестскую область.
Как-то отдыхала по путевке в доме отдыха и познакомилась с женщиной из Черняховска, подружились. Она меня пригласила к себе в гости. Заработав очередной отпуск, приехала. Она и предложи мне переехать в Калининградскую область. Я пошла в автоколонну, справилась насчет работы. Мне говорят, дескать, переезжай, возьмем с удовольствием. Переехала. Новые люди вокруг, другая обстановка. Жила и жить хотелось. И работала, и дочку растила, и в самодеятельности участвовала: пела, танцевала, пьесы ставили. Наладилась моя жизнь. Перевезла к себе отца, мама у нас скоро после войны умерла. Все просил меня похоронить его рядом с матерью. Выполнила я отцову просьбу...
Прошло время и замуж вышла за шофера нашего. Не пил, не курил, положительный такой. Думаю: «Чем черт не шутит, может, хорошо жить будем». Еще одна дочка народилась. Живем с Митрофаном больше 30 лет вместе. Я  со всеми дружно жила, врагов не нажила. Восемь десятков годков уж землю топчу. Прожита жизнь. Но иногда думаю: «Почему же она такая трудная выпала?..»


Другие новости: