Официальный сайт администрации переехал на INSTER39.RU


Euroregion / Еврорегион
Регламенты
Детские сады
Законодательство
ИТОГИ РАБОТЫ
Организации
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Советы депутатов
Учебные учреждения
Дела молодежные
Градостроительство
Блокнот
Лечебные учреждения
Муниципальный заказ
Туризм
Противодействие коррупции
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 2010
Экономика
Мун. имущество, земля -продажа
ТИК
ЖКХ
Газета
Культура и историческое наследие
Общественные организации


Галерея

Черняховск.SU

Черняховск.SU


Сайт правительства Калининградской области

Портал государственных и муниципальных услуг Калининградской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации



Погода в Черняховске



Поиск по сайту:



Рассылки Subscribe.Ru
Лента RSS Chernyahovsk.SU "Черняховск.SU"


Новости

Черняховск.SU
04.10.2010
...Сердца открытые, как перед ладаном
Живут в нашем городе супруги Шилкины - Александра Ивановна и Николай Ефимович. Стоит только войти в их маленькую квартирку, как окружат тебя таким теплом, такой добротой, исходящей от всего сердца, что хмурый день покажется по-летнему погожим. И глядя в их окруженные морщинками глаза, на натруженные руки, почему-то вспоминаются слова песни, что поет Надежда Кадышева:
Лишь только помнится, как мы лопатили,
Не стали все-таки людьми богатыми.
Рядились простенько, гуляли всей гурьбой,
Теперь я с проседью, а ты - как лунь седой.
Судьбе, наверное, так было надобно,
Сердца открытые, как перед ладаном...
Николая Ефимовича в 1944 году призвали в армию. И из Казахстана направили в Кенигсберг. Проходил здесь службу, потом был перевод в Литву, а затем - снова в уже Калининградскую область. Служил в Черняховске. Как-то направили в Правдинский район на старый немецкий завод загружать в вагоны технику. Дело молодое: днем - служба, а вечером - самоволка. И знать не знал, что на ладони судьбой уже начертаны две линии, сливающиеся в одну длинную и непрерывную... И имя у судьбы было удивительно ласковое, солнечное, сразу ставшее родным - Сашенька. Сашенька с родителями переехала в Правдинский район в 1948 году, их направила партия. Отец - коммунист, был председателем колхоза «За власть Советов!», а она трудилась на ферме. Шла ее восемнадцатая весна, а значит, и сердце готово было влюбиться и любить.
Однажды на танцах они и встретились. Пригласил Николай Шуру на танец и понял, что готов вот так всю жизнь держать ее за руку, идти рядом, защищая от всех невзгод, подставляя сильное плечо. Год встречались молодые люди, бегали на свидания, радовались встречам, а потом решили пожениться. Александра Ивановна, с любовью глядя на мужа, вспоминает:
«Бравый был! Красавец! Мы в 1950 году расписались и переехали в Черняховск. Раньше с колхоза не больно-то убежишь, но меня отпустили, ведь семья уже, и он - служивый. Тяжело было с пропиской, но меня прописали. Пошла работать смазчицей на железную дорогу. Дали нам квартиру - вагон, поделенный на две половины - на две семьи. Таких вагонов состава два собралось в банном тупике. Бывало, бегаю вдоль вагонов, кланяюсь каждому колесу, а мимо нашу «деревню» тащат. Ночью проснешься от стука колес, вагон туда-сюда по путям таскают».
Александра Ивановна обстоятельно (мило «окая») рассказывает о совершенно не женской работе на железной дороге. О том, как попросила начальника вагонного депо взять на работу Николая Ефимовича, который демобилизовался из армии. Он тоже пошел в вагонное депо, работал плотником. Потом перешел в дистанцию гражданских сооружений (НГЧ). Супруга сокрушается: дескать, все в разъездах, утром не позавтракает, с собой сухой «паек» возьмет. Заработал себе и гастрит, и печень болит, и ноги, и инфаркт. И тут же радуется: «Выходила! Потихоньку, потихоньку, выкарабкался мой Коля. Ничего - вместе все преодолеть можно». О том, как было трудно самой, Ивановна не говорит, только сообщает, что пошла работать в детский сад, где отработала 16 лет. И трудилась бы еще, да дошкольное учреждение закрыли на ремонт, а потом в здании расположилась санэпидемстанция. Александру Ивановну перевели в тубдиспансер поваром, там отработала 10 лет. И снова закрытие - не дело такую больницу в центре города держать. Повара перевели в инфекционную больницу, где отработала еще 21 год. Сорок два года трудового стажа в горздравотделе, да еще 4 военных года - вот какой послужной рабочий список у Шилкиной. Свои награды за труд Александра Ивановна бережет в коробке с документами, где, как она уверяет, свидетельство о браке «расклеилось от времени».
Супруги рассказывают, как они получили свою первую квартиру на улице Железнодорожной и как стало трудно им носить на четвертый этаж уголь и дрова. Оба на инвалидности, оба обезножели, ходят только с костылями. Вспоминают, как перебрались в дом по переулку Советскому, в квартиру на первом этаже. И вот ведь ужас - залез в квартиру вор. Женщина всплескивает руками: «Я дверь-то открываю, а она не открывается. Вот так рукой за койку держусь, толкаю, а она не открывается! Гляжу, мужчина сидит на корточках. «Ты чего делашь-то?..» Да палкой его, палкой по голове. Он выскочил на кухню, хотел в окошко выпрыгнуть. А тут Коля его схватил, костылем охаживает, я палкой долблю, а наш Кузя за ноги грызет». Сиганул ворюга все-таки через окно.
И решили супруги поменять место жительства, потому что, хоть и легче им стало на первом этаже, годы свое брали - тяжело с котелковым отоплением. Да и цоколь низкий, «заходи, кто хочет», не последнюю роль сыграл. Сказано - сделано. Продали ту квартиру и купили на улице Комсомольской. Николай Ефимович вспоминает, что, будучи военным, в конце сороковых он бывал здесь, и одобряет покупку: «Хорошо, тепло, не обижаемся». А Александра Ивановна перебивает: «Погоди, Коля, расскажу интересное: раньше врачи идут на работу по переулку, где мы жили: «Ивановна, привет». А как мы переехали, так нас потеряли, думали, в дом престарелых увезли. Встретились - так обрадовались! У нас-то нет детей. Да похоронят, сверху не оставят...»
И кругом Шилкиных только хорошие люди, соседка по даче Евгения Беляева - замечательная женщина. Уж давно у стариков нет дачи, а дружба осталась. Прибежит Евгения, поможет, принесет покупки из магазина, сходит в аптеку. Чайку вместе попьют, поговорят. А уж малыш Темка, внук Евгении - песня отдельная, чудо-ребенок! И вообще, все люди душевные, ласковые и хорошие.
А Николай Ефимович вдруг заявляет: «Плохо» мы прожили. Все мужики своих жен гоняли, тумаков отвешивали, а я - никогда. Слова обидного не сказал. Она у меня самая лучшая», - и смеется, обнимая за плечи свою Сашеньку.
И она расцветает улыбкой, смотрит на Николая: «Скажу как на духу: прожили в ладу и согласии, трудиться умели и отдыхать. И все-то у нас было как надо. Не обделил Господь судьбой...»


Другие новости: