Официальный сайт администрации переехал на INSTER39.RU


Euroregion / Еврорегион
Регламенты
Детские сады
Законодательство
ИТОГИ РАБОТЫ
Организации
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Советы депутатов
Учебные учреждения
Дела молодежные
Градостроительство
Блокнот
Лечебные учреждения
Муниципальный заказ
Туризм
Противодействие коррупции
ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 2010
Экономика
Мун. имущество, земля -продажа
ТИК
ЖКХ
Газета
Культура и историческое наследие
Общественные организации


Галерея

Черняховск.SU

Черняховск.SU


Сайт правительства Калининградской области

Портал государственных и муниципальных услуг Калининградской области

Государственный Интернет-Сайт правовой информации



Погода в Черняховске



Поиск по сайту:



Рассылки Subscribe.Ru
Лента RSS Chernyahovsk.SU "Черняховск.SU"


Новости

Черняховск.SU
15.01.2008
Такая им досталась доля…
А потом – дорога в теплушках к берегам Балтики в новый российский край. И снова здесь – засучивай рукава. И вот что удивительно – несмотря на все трудности и тяготы, эти люди сохранили в себе замечательное свойство души. Они умели находить свое личное счастье, рожать и растить детей, которым предстояло продолжить дело становления края…
Река времени катит свои воды неумолимо и не знает остановок – к сожалению, этих людей, первых переселенцев, остается все меньше. Но пока жива память о них – живы и они в наших благодарных сердцах. Поэтому я хочу сегодня со страниц «Полюса» поведать моим землякам об одной такой судьбе.
…Ранний-ранний рассвет «проклюнулся» над кромочкой островерхих елей, что вплотную прилипли к небольшому северорусскому городку Шарья. Да и ночи, считай, не было – здесь они летом белые. Трем подружкам, среди которых заводилой – Ленушка Карепова, не спиться. Да и как уснешь – только-только сдан последний экзамен в родной «семилетке», впереди – вся большая взрослая жизнь. Вот и шепчутся они на лавочке, притулившись к теплой от вчерашнего солнца стене бревенчатой «пятистенки» о своем сокровенном: кто куда поедет, и на кого дальше будет учиться. Ленушка давно свою мечту выносила: по душе ей – людей лечить. Стало быть, лежит ей дорога в медицинское училище в Вологду.
Знали бы девушки, что все их мечты в эту, такую прекрасную, ночь уже перечеркнули самолеты со свастикой на крыльях, сбросившие первые бомбы на западной границе страны. И легла с того рокового часа подругам, как и миллионам их сверстниц, совсем другая дорога…
…Знакомые парни с котомками за плечами или чемоданчиками в руках один за другим уходили на пристань к небольшому пароходику, чтобы плыть на еще такую далекую войну. А девчонкам в военкомате поначалу давали от ворот поворот. Но настал и их черед. Пожилой седовласый военком был скуп на слова:
– Ни о каком фронте и речи быть не может! А вот раненым помочь сможете – поедете санитарками в полевой госпиталь.

Бомбы, попавшие в юность
Так Ленушка Карепова с подругами оказалась недалеко от Мурманской железной дороги, в густом лесном массиве, где под разлапистыми елями укрылись от налетов приземистые строения военного «лазарета».
И начались прифронтовые будни, о которых она не забывала ни на час всю свою оставшуюся жизнь. Да разве может нормальный человек забыть ежедневные страдания, кровь на «заскорузлых» бинтах, смерть тех, кого только недавно тащила на носилках в палаты. А раненые прибывали практически каждый день. По их числу, как по точному барометру, они научились и без других иных вестей определять, насколько жестокие бои идут на фронте. Ну а уж если самим приходилось выезжать «на разгрузку» санитарного эшелона – значит, наши ходили в наступление.
…Короткая ночь ушла. Ленушке подумалось: «Ну, слава Богу, успели управиться, остался один вагон, из которого осталось вынести «тяжелых», через пару часов будем «дома».
Финские самолеты вывалились из облаков как злые кровожадные упыри с хищными крыльями. Черные «капли» бомб устремились к земле на беззащитный эшелон и не успевшие отойти от него машины с ранеными. Летчики не могли не видеть с рассветного неба большие красные кресты на машинных тентах. Но смертоносный груз с небес все сыпался и сыпался, добивая тех, кто уже считал, что ему удалось выжить на передовой. Уничтожая тех, кто приехал за ранеными.
Ленушка успела увидеть, как невдалеке на насыпи, по которой секунду назад бежали ее подруги с носилками, вырос огромный темный гриб разрыва. Ее смело от разбитого догоравшего вагона взрывной волной под зеленый придорожный куст. Она вжалась в него, ища защиту под ненадежной кроной. Но защиты не было – рядом снова ухнул гулкий взрыв, она почувствовала удар, и глаза ее перестали что-либо различать в этом мире.
На девичьи плечи – мужицкая ноша
…Тысячу раз права замечательная поэтесса Юлия Друнина, написавшая: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне!». Когда Ленушка только стала различать белый свет, придя в себя на госпитальной койке, к ней с первым ощущением, что жива, вернулся страх от пережитого, который накрепко засел во всем ее теле на долгие месяцы. Он приходил к ней и после того, как ее комиссовали. Он тут же появлялся и после того, как возвращалась мысль, что она одна осталась в живых у погубленного эшелона...
Потом был лесоповал. Не в том смысле, в котором мы привыкли ассоциировать это слово со временем ГУЛАГовских лагерей. Просто мужиков забрала военная страда, а лес позарез был нужен сражающейся стране. Вот и легла эта тяжелейшая работа на бабьи да девичьи плечи. Надрывались на ней так, что впоследствие многие никогда не смогли стать матерями. Значит, война, громыхавшая, казалось бы, вдалеке от их северных краев, и здесь собирала свою страшную дань.
За все военное лихолетье единственным светлым лучиком, и то вскоре угасшим во время последних боев в Берлине, был ее младший братишка. Пришел от него в Шарью солдатский «треугольничек»: «Буду проездом на фронт в воинском эшелоне». В письме стояла примерная дата. Почти неделю ходила Ленушка на станцию. И о радость! Тормознул очередной состав на несколько минут, давая паровозу «хлебнуть» водицы из гидранта. Увидела она в распахнутых дверях одной из теплушек родное лицо. Только и успели что обняться, да переговорить накоротке. Навсегда запомнила слова: «Я вернусь, обязательно вернусь…». Не вернулся…
Наконец пришел день, которого так ждали – пришла Победа. Казалось, можно будет вздохнуть свободней. Не получилось. Оставшиеся в живых редкие счастливчики еще только собирались по домам из заграничных Германий, Венгрий, Польш и т.д., а в родных краях дел было выше головы. А посему дела эти так и остались на женских плечах.
…Поди попробуй поворочай день-деньской 90-килограммовые мешки с мукой… Не каждый здоровяк это осилит. А вот Ленушке и этого лиха пришлось хлебнуть на стоящей недалеко от городка мельнице. Потому она была несказанно рада, когда на мельницу эту все чаще стал заезжать недавно объявившийся в их краях молоденький парень Женька. Он подъезжал туда на подводе и, ни слова не говоря, принимался переносить увесистые мешки. В один из таких приездов разговорились. И узнала девушка его историю.
…С первых дней войны определили парня помощником машиниста на грузовые поезда, курсирующие к линии фронта и обратно. К передовой везли боеприпасы, военную технику, фураж для кавалерийских частей. Назад – оборудование с эвакуирующихся заводов, побитые в боях танки, орудия… В одну из таких поездок их эшелон накрыло бомбовым ударом. Одна из бомб угодила в паровоз. Машиниста убило. Женька «отделался» тяжелейшей контузией. С той поры дорога на фронт была парню заказана.
Дело молодое – пришла любовь. Решили не расставаться. Когда давший о себе знать тогда еще из Кенигсбергской области в начале 46 года Женькин отец позвал молодую пару к себе, решили ехать не раздумывая.

Новая жизнь на берегах Балтики
Так летом первого послевоенного года в нашем краю появились еще двое переселенцев. Легких хлебов не искали. Да их и не было. Пошли работать без лишних слов туда, куда направили, туда, где было всего труднее во все времена – в село. Он плотничал, она обихаживала коров да телят на ферме. Хотя времени в сутках на личное было в обрез, потихоньку налаживали свой скромный быт: ремонтировали домишко, выделенный молодой семье тогда еще номерным военным совхозом, приобрели телочку, разбили огородик под окнами среди уцелевших между воронок яблонь.
Пришло время – народился первенец, потом Бог дал дочку, а следом еще одного парнишку. Пришлось Ленушке, теперь уже Елене Николаевне, на несколько лет оставить ферму, чтобы посвятить себя важнейшему для женщины делу – растить и воспитывать детей. А ее Женьке, обретшему с рождением ребятишек статус многодетного отца Евгения Алексеевича, пришлось трудиться, как пчелке. И все бы ничего, да осталась с военной юности у него «вредная» привычка резать правду-матку в глаза, не взирая на чины и лица. Из-за этого немало «шишек» набивал. Так и в очередной раз вышло.
Пришел в совхоз новый директор. Как известно, новая метла по-новому метет. Но как-то странно «мести» она стала – все под себя, а зарплату рабочим срезала. Об этом шептались, но ссориться с руководителем не решались… Получив в очередной раз «урезанную» получку, Евгений прямо из бухгалтерии направился в кабинет директору:
– Мне троих малых детей кормить надо. А ты что, гад, делаешь? Я же не меньше горбачусь на работе, чем раньше! А получил в три раза меньше!
И дальше высказал, несмотря на множество людей в кабинете, не стесняясь в выражениях, все, что о нем думает. В милицейском протоколе этот порыв вскоре обрел формулировку – «дискредитация Советской власти». А за это по тем временам светил реальный срок в местах не столь отдаленных.
Пришлось все бросить и перебираться в другое хозяйство и начинать обустраиваться сызнова. Да вот беда – слушок о «непокорной» семье бежал впереди нее. Пришлось не один месяц доказывать Евгению новым коллегам, что никакой он не скандалист, а только требовал справедливости, и что руки у него золотые, до дела охочие. За то, что он говорил правду в глаза, его не очень любили. Но уважали. Как и его жену Елену, которая, только подняв на ноги детей, вновь пришла на ферму

Навсегда остались верными земле
Так и прожили они бок о бок в трудах крестьянских до самой пенсии. И оставались бы они до конца дней своих сельскими жителями, но тут оказия случилась – получил в наследство Евгений Алексеевич домик на окраине Черняховска. Долго рядили-гадали, уходить ли из села «на асфальт». Наконец решились – переехали. Только привычки своей работать на земле не оставили. Благо у домика земельный «пай» имелся. И вскоре в добротном сарае по ночам жевала свою жвачку буренка, на огороде зеленели ровные рядки взошедшей картошки. Всегда за их хлебосольным столом находилось место и гостям, и, конечно, повзрослевшим детям, каждый из которых нашел свою дорогу в жизни: сыновья выбрали военную стезю, дочь стала инженером.
И все чаще стены этого дома наполнялись новыми детскими голосами – это внучки стали приезжать к бабе Лене и деду Жене погостить на лето. А старики смотрели на молодую поросль и думали – трудной, а порой и опасной была их собственная жизнь. Но никогда – напрасной и бесполезной. Да, многое, о чем мечталось в молодости, перечеркнула война. Только вот носится по зеленой траве их живое продолжение, у которого, был бы мир на земле, все сбудется…
…Я рассказал на примере моих героев о судьбе целого поколения. Они никогда не считали, даже находясь на волоске от смерти под бомбами, что совершают нечто, что сродни подвигу. Они знали слово «надо», шли и делали свое дело. Всю жизнь. Всем нам – такую бы волю и самоотверженность…
Юрий Щукин
На фото: крайняя справа – Елена Карепова с подругами. Снимок сделан в июне 1941 года.

Реклама:
Если Вы ломаете себе голову где дешевле заправлять картриджи для принтеров! Тогда обращайтесь в компанию ИРВИН! заправка катриджей цена Вас приятно удивит. Посетите их сайт, они также покупают б.у. картриджи. А еще есть интересная услуга "Вечный картридж".


Другие новости: